WAY

ПАВЕЛ МАКАРОВ: «КОГДА ВИДИШЬ ЛЮДЕЙ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ, КОТОРЫЕ ГОРЯТ СВОИМ ДЕЛОМ, СОМНЕНИЙ НЕ ОСТАЕТСЯ: МЫ СДЕЛАЕМ ВСЕ ВОЗМОЖНОЕ, ЧТОБЫ СОХРАНИТЬ ГРЕНЛАНДСКИХ КИТОВ!»

Летом 2022 года в рамках проекта по защите гренландских китов Охотского моря состоялась экспедиция на Шантарские острова, организованная Всемирным фондом дикой природы и ИПЭЭ РАН при поддержке Фонда «Мир Вокруг Тебя» Siberian Wellness. Блогер-путешественник Павел Макаров принял участие в экспедиции и создал документальный фильм «Куда уплывают киты», где показал, как работают ученые, спасающие редкие виды животных. О сложностях, впечатлениях, открытиях и о том, как рождается кино, читайте в нашем интервью.
Как ты попал в научную экспедицию по изучению гренландских китов?

В Siberian Wellness я работаю около пяти лет, занимаюсь поисковым продвижением, но раньше я сотрудничал с Компанией как блогер-путешественник. Мы ездили снимать животный мир Танзании, я принимал участие в изучении краснокнижных и малочисленных животных, таких как белые медведи и северные олени, участвовал в экспедициях на Камчатку, Командорские острова и самую северную точку Евразии — мыс Челюскина. И поскольку у меня большой опыт и в экспедиционной части, и в организационной, и в съемках, так сложилось, что и эту экспедицию предложили освещать мне. Я собрал все имеющееся оборудование, арендовал недостающее, и мы полетели на Шантарские острова.


Научная экспедиция — это сложный процесс? В чем особенности такого путешествия?

Такого рода экспедиции — действительно очень сложный процесс. Вся научная бригада готовилась долго, около полугода. Шантары — это полностью девственная территория, куда невозможно доехать по земле. Там нет дорог, и заброска туда осуществляется либо вертолетом, что достаточно дорого, либо по морю. Места дикие, часто штормит, поэтому процесс заброски на остров вызывает сложности.

Для того чтобы люди могли работать и существовать в этой местности, нужно огромное количество провизии, палатки, спальники, теплая одежда, туристическое снаряжение. Получить завоз дополнительных вещей достаточно сложно, поэтому запасы всего необходимого должны быть заготовлены заранее. Не обойтись и без различного оборудования: например, специализированных мини-лабораторий для анализа проб слюны китов. Также необходим транспорт: лодки, байдарки. Нужны квадрокоптеры для исследований и съемок: ученые снимают китов, чтобы создать базу данных особей, идентифицировать их по окраске, шрамам и другим отличительным чертам.

Конечно, у такого путешествия есть свои особенности, в первую очередь это климат: штормы, сильные затяжные дожди. Много времени может занимать ожидание, если киты не приплывают в бухту Врангеля, где происходит основное исследование. А потом начинается долгая и сложная работа по сбору научных данных, например, наблюдение: как часто они выныривают, бьют хвостами или пускают фонтаны.

Как рождается в голове идея фильма?

На самом деле фильм «Куда уплывают киты» — это чистая случайность. Моей основной задачей было осуществление фото- и видеосъемки научной деятельности экспертов по спасению китов. Я понимал, что контента очень много, он уникальный и интересный, а сама тема очень серьезная, ведь речь идет о спасении целой популяции. Если не приложить должных усилий по спасению охотоморских китов, мы потеряем их навсегда. И поскольку я блогер-путешественник, у меня есть собственная аудитория, в последнее время я выпустил много фильмов о спасении животных и исследовании труднодоступных точек России, мне пришла идея снять небольшой фильм, который уже от моего лица будет подсвечивать эту важную тему.

Сейчас мы точно не можем сказать, какие именно причины влекут за собой гибель китов и невозможность популяции восстановиться самостоятельно. Конечно же, в том, что китов осталось так мало, виноват китобойный промысел, который активно велся на протяжении нескольких веков. Но сейчас, когда китов уже не убивают для промышленных целей, сохраняются другие угрозы: нападение косаток, столкновение с судами, запутывание в сетях, другие факторы, связанные с деятельностью человека. В фильме я решил оттолкнуться от проблематики и показать весь процесс: как ученые проводят свою научную деятельность. Ведь где в обычной жизни человек может узнать, как берут слюну из фонтана кита?

Еще одной моей задачей было показать, как комьюнити, состоящее из научных представителей, фондов и бизнеса, осуществляет процесс изучения и сохранения редких видов.

Какие сложности возникали во время съемок?

Основная сложность во время съемок в том, что ты постоянно начеку. Киты редко выныривают из воды, и ради нескольких секунд кадра приходится ждать несколько часов. Удобнее всего снимать китов с воздуха, но погода непредсказуема, и резкий сильный ветер может унести дрон. Не всегда работают генераторы, а из-за работы в режиме нон-стоп не хватает времени на подзарядку оборудования.

Ну и стихия. Часто приходится выходить на воду, и я хочу отметить, что капитаны — настоящие профессионалы своего дела. На воде много непредсказуемых моментов: сильнейшие туманы с нулевой видимостью, сбои в работе геолокационного оборудования, штормы. Капитаны справляются со всеми сложностями мастерски, при этом они не только водят суда, но и помогают в быту: собирают дрова, очищают берега, помогают выручать китов, которые запутались в сетях.

Ценность таких экспедиций в том, что в них человек познает природу и самого себя через преодоление сложностей, действуя в стесненных условиях.

Что чувствует человек, который видит настоящего кита на расстоянии вытянутой руки?

Я достаточно избалованный путешественник, у меня за плечами 81 страна мира и путешествия по всей России, поэтому меня сложно удивить. Но Шантарским островам это удалось! Не часто я бываю в таком приподнятом настроении, как во время этих нескольких дней на Шантарах. У меня не было ни секунды свободного времени, погода распорядилась так, что удалось увидеть и снять множество всего! Мне удалось поснимать с подводного и летающего коптера, нырнуть под воду, а главное, поплавать на SUP-серфе рядом с китами. Я разработал стратегию, как подплыть к ним максимально близко, но при этом безопасно для китов, не причиняя им беспокойства. Когда ты находишься рядом со стотонной махиной, которая выныривает, издавая удивительные звуки, чувствуешь себя просто пылинкой в этом мире. Это, конечно, зрелище, которое многого стоит.

Есть ли шанс восстановить популяцию китов?

Я искренне верю в то, что восстановить популяцию возможно. Я не просто в это верю, я видел своими глазами всю научно-исследовательскую деятельность ученых, с какой самоотдачей они работают, как горят их глаза. Эти люди живут своим делом, искренне любят природу и любят китов. Это дает мне надежду, что удастся еще лучше изучить популяцию и нивелировать угрозы.

И понятно, что такие сложные, дорогостоящие экспедиции невозможно проводить без серьезного финансирования. Даже крупным, именитым фондам нужна финансовая помощь. Хочу сказать огромное спасибо Компании Siberian Wellness, которая оказала поддержку экспедиции, это большой вклад в важное природоохранное дело. Благодаря финансированию таких компаний-доноров у ученых есть возможность реализовать проекты по сохранению редких видов.
Вклад Siberian Wellness в проект по защите китов и организацию экспедиции составил более 6 млн рублей.

Какое твое главное открытие этой экспедиции?

Первое открытие, которое меня поразило, это осознание уязвимости китов. Несмотря на свои размеры и мощь, киты очень ранимы и беззащитны. Они беспомощны перед деятельностью человека, могут запутаться в сетях, их могут погубить косатки, которые меньше по размеру в десять раз. Понимая, насколько уязвимы эти животные и как мало их осталось, еще больше осознаешь необходимость сохранения этой популяции. Этим большим, сильным, благородным животным нужна наша помощь и забота.

Второе открытие — это команда. Над проектом работают десятки, а если приезжают волонтеры, то и сотни людей. Они находятся в ограниченных условиях, где сложно действовать в одиночку, и единственное решение — командная работа. Люди объединяются, помогают друг другу. Например, застрял на мели катамаран — все бросаются на помощь, чтобы его вытащить.

В этом я вижу основную силу — в объединении усилий. Создается большая команда из фондов, компаний-доноров, организаторов, экспертов, и каждый вносит свой вклад в это большое, светлое дело по сохранению гренландского кита, а в глобальном смысле — по сохранению нашей планеты. Когда видишь людей с большой буквы, которые горят своим делом, сомнений просто не остается: мы сделаем все возможное, чтобы сохранить гренландских китов!
Смотрите фильм Павла Макарова «Куда уплывают киты»
Природа наука редкие виды помощь